Популярные новости

Когда я пришёл служить в свой экипаж зелёным неотёсанным поленом, Игорь уже давно был капитан-лейтенантом. Он служил командиром группы в ракетной боевой части и, заодно, командиром шестого отсека. Когда я переводился в другой экипаж уже бывалым капитан-лейтенантом, Игорь по-прежнему был капитан-лейтенантом и командовал той же группой и тем же отсеком. Игоря звали "пятнадцатилетний капитан".

Игорь знал свою матчасть и отсек так, как не знали этого даже конструкторы. Он один из всей своей боевой части мог на глазок повернуть клапана, например, системы аварийной проливки ракетной шахты так, чтоб в системе было нужное давление и расход воды. Все соревнования по борьбе за живучесть его отсек выигрывал безоговорочно и всегда. Любой клапан в отсеке он находил в полной темноте и со сломанной рукой. Нет, ну руки-то ему никто не ломал, но скотчем одну к телу приматывали. У нашего механика такая методика была тренировок: сначала все отрабатываются в нормальных условиях, когда все всё выучили, в отсеке выключают свет, когда все опять всё выучили, тогда всем одну руку скотчем к телу приматывали, чтоб в темноте и с одной рукой всё мог делать. Эффективная методика, стоит признать.

При этом при всём, Игорь был абсолютно невозмутим: вывести из себя его было практически невозможно. Он очень любил кетчуп. В автономку когда экипаж собирался, то всё пёрли с собой сигареты, магнитофоны, теливизоры, а Игорь — коробку кетчупа. В кают-компании он сидел наискосок от командира и тот однажды, не выдержав ежедневной картины поливания всего толстым слоем кетчупа спросил:

— Игорь, а если говно кетчупом полить ты его тоже съешь?

— Только если шашлычным, — ответил Игорь, — от болгарского у меня изжога в последнее время.

Его карьерному росту мешал всего один незначительный фактор — он ненавидел проверки вышестоящих штабов до самых глубин своей флотской души.

Проверки штабом дивизии он просто игнорировал, а на проверках штабов от флотилии и выше всегда напивался в дрова.

Проверки штабом дивизии, обычно, у него проходили так: он сидел на боевом посту в своём отсеке и играл в шахматы со своим мичманом, а вокруг него в истерике бегал флагманский ракетчик (его недавний подчинённый):

— Игорь! Тебе надо пройти проверку перед выходом в море!!!

— Ты хуйню какую-то говоришь, Вася, если бы мне надо было пройти проверку, то я бы её проходил, а не в шахматы тут играл.

— Игорь, ну где у тебя, хотя бы, тетрадь боевой подготовки группы?

— Не знаю, валяется где-то в каюте. Ну куда ты суёшь ферзя своего? Ну ты дебил? В жопу себе его лучше засунь, он там целее будет!!!

Флагманский убегал в каюту, рылся в документах и бежал обратно, возмущённо размахивая тетрадью:

— Игорь, ну она же прошлогодняя у тебя!! Ну что, трудно было даты исправить?!

— Не пизди, я в прошлом году её тоже не заполнял.

— Это я её в прошлом году заполнял, — бурчит мичман, мусоля пальцами ферзя.

— Да? — искренне удивлялся Игорь, — а почему ты тогда в этом году её не заполнил?

— Потому, что в прошлом году ты мне литр спирта за это пообещал, а в этом -нет.

— Какие же вы все скучные и меркантильные, — сокрушался Игорь и уходил пить чай.

А флагманский ракетчик, высунув язык, старательно стирал в его тетрадке все надписи "одна тысяча девятьсот девяносто пятый год" и писал "одна тысяча девятьсот девяносто шестой год". Торопился: ему же надо было успеть до конца проверки.

А когда приезжала проверка штабом флота, например, то начальник штаба, распределяя проверяющих по отсекам, спрашивал:

— Старпом, в шестом у вас как всегда?

— Так точно!

— Старпом, ну сколько можно, ну сделайте уже с ним что-нибудь!!! Напоите его накануне проверки, чтоб спирт в глотку не лез, рот ему скотчем заклейте!!

— Пробовали, тащ контр-адмирал. Ничего не помогает!

— А чем он это мотивирует?

— Стресс у него от проверок, тащ контр адмирал!

— Блядь, ну как так старпом? Он же уже больше меня на флоте служит!!! Ну какой у него стресс?!

— Не могу знать, тащ контр-адмирал. Я, по образованию, штурман, а не психолог.

— Хуёлог. Ну-ка пошли, я счас тебе покажу как надо.

Они всей делегацией шли к Игорю в каюту и тормошили там его бессознательное тело контр-адмиральскими руками.

— Товарищ капитан-лейтенант!!! — орал ему прямо в ухо начальник штаба флота, — Почему вы в таком виде на борту!!! Как вы посмели напиться!!!

— Я не нпился, — бормотал в ответ Игорь и от перегара у контр-адмирала начинали тлеть брови, — я прсто устал, кгда гтвился к прверки.

— Сука!!! — орал контр-адмирал, — Да я тебя!!! Да я тебе!!! Да я об тебя!!!!

Но на этом, обычно фантазия и заканчивалась. Ну куда можно сослать офицера с Северного флота, с атомной подводной лодки из города с населением в десять тысяч человек? Чем ему можно угрожать, если ему зарплату и так три раза в год выдают?

А вообще, у Игоря была светлая голова и он всё время что-нибудь выдумывал. Одно время у нас ввели на флоте контрольные листы. Видимо в штабе флота рассудили так: ну кто сейчас на кораблях служит? Ну понятно же, что одни дебилы. Нормальные люди проститутками в Питере торгуют или наркотики из Казахстана возят, на худой конец, — свобода же, мать её, рыночных отношений!!! Любовь к Родине тогда была не в тренде абсолютно, поэтому о ней никто и не вспоминал. И вот, значит, рассудив так, решили флотоводцы, что все те инструкции и указания, которые они родили в муках военно-морского творчества, дебилы эти запомнить не могут и поэтому надо им ввести ещё контрольные листы. Это такой лист электрокартона коричневого цвета, на котором в табличной форме записаны все действия, которые ты должен сделать по определённому сигналу ("Ветер-2" например, или "По местам стоять, корабль к бою и походу приготовить"). Сделал — ставишь "вып", когда все выпы поставил несёшь лист своему начальнику, он кроме того, что ставит выпы в своём листе, считает листы своих подчинённых и так далее, по восходящей линии. Нововведение начальству понравилось и, как всё маразматичное на флоте, бычтро прижилось, стало плодиться и размножаться.

И, в итоге, на проверках, кроме всех боевых и теоретических навыков экипажа начали проверять ещё и наличие у каждого всех контрольных листов. А, в конечном счёте, у каждого командира отсека их должно было быть пятнадцать штук. Старпом, накануне проверки, собирал всех командиров отсеков в центральном и по очереди пересчитывал их контрольные листы.

— Первый, считай.

Первый считал вслух, старпом смотрел.

— Второй, считай.

И так далее..

— Шестой, считай.

— Раз, два, три….шестнадцать.

— Как шестнадцать? Пятнадцать же всего должно быть?

— А я, Сей Саныч, заебался хуйнёй этой заниматься и придумал для неё апогей: контрольный лист по наличию контрольных листов!

— Игорь, — устало говорит старпом, вытирая пот со лба, — ты конечно гений и за это твоё изобретение кто-нибудь в штабе звезду героя может получить, но если ты, блядь колхозная, его сейчас же не сожжёшь и не развеешь пепел в дельте реки Западная Лица, то я лично тебя, сука, придушу!!! Я когда несу на проверку эти ебучие листы, своими коротенькими ручонками, они у меня от пояса и до подбородка стопкой лежат, а ты мне хочешь ещё тридцать штук добавить?!

— Всё понял, Сей Саныч, больше так не буду

— И ни слова никому!!! Ни слова, слышите меня, бандерлоги?!

— Как же они заебали, — доносилось его эхо до центрального уже из седьмого отсека, — у меня от количества их бумаг уже хер скоро в каюту не всунуть будет, а не то, что моё тщедушное тельце!!!

А ещё Игорь однажды чуть не стал виновником международного конфликта. Но это уже совсем другая история.

А фотография сегодня с фаллическим символом. Под руку попалась.

© legal alien

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Рубрики

Популярные новости