Популярные новости

Решил написать небольшую статейку в которой хочу рассказать вам грустную историю которая случилась со мной в аэропорту Шереметьево 4-го числа весеннего месяца мая.

Это было самое начало месячной заграничной командировки. Чемодан отдан в багаж, за плечами рюкзак, в котором на своем уютном месте со мной всегда путешествует электронная книга. Телепортацию тогда (и до сих пор) еще не изобрели, а по работе постоянно приходится ездить в разные города, поэтому в самолетах, паровозах и автобусах я провожу много времени. И это не самое интересное время в жизни, большую часть которого приходилось бы убивать сном. Но я предпочитаю в это время читать.

Читал я и в то утро. Я читал, а самолет летел «на высоте 10 тысяч сомнительных метров» в столицу нашей все еще не умытой с утра России. Пассажиры вели себя тихо: не пищали, не пердели, не храпели и даже не трындели. К гулу двигателей изредка подстраивались голоса людей из громкоговорителя: командир корабля бодрым голосом рассказывал самые главные подробности о рейсе SU1239K Уфа-Москва Шереметьево, старшая бортпроводница обещала завтрак. Читать в это время – одно удовольствие. Мысли автора, завернутые в печатные буквы, падали как семена в жирную землю, иногда мгновенно прорастая и уводя мое внимание за горизонт, за облака, туда, где нас нет..

Отвлекся. Взлетевший самолет всегда должен совершить посадку, и мысли должны вернуться вместе с ним на землю, чтобы дальше вести нас к намеченной цели.
После мягкого приземления начинается обычная суета. Пассажирам не терпится расстегнуть ремни и вытащить свои вещи с полок. Телефоны начинают слать СМС, говорить голосами родных, друзей, начальников и коллег. Позвонили и мне. Когда я положил трубку, большая часть пассажиров уже ждали в автобусе. Вместе с последними пассажирами и я присоединился к ним. Терминал был совсем рядом. Только тронулся автобус и вот мы уже приехали. Мысль острая как игла из наночастиц наноматериалов вонзилась в мой мозг и вышла с другой его стороны уже пулей последнего калибра вырывая плоть с мясом:
Я ЧТО-ТО ЗАБЫЛ В САМОЛЕТЕ!

Так и есть. Отвечая на звонок в салоне самолета я засунул читалку в карман впередистоящего кресла. И она все-еще лежит там. Дальше события развиваются быстро. Двери автобуса открываются. Люди выгружаются. Мысли летают со скоростью мысли, предлагая варианты по возвращению книги. Я смотрю в сторону моего самолета. Он так близко, что я вижу его имя, написанное под блистером кабины пилотов, это Попов (инициалы не помню). Фейерверком взорвалась мысль: можно дойти пешком до самолета, подняться в салон и забрать книгу, извиниться на всякий случай перед кем-нибудь и вернуться в терминал. Вторая мысль не оставила первой шансов: надо действовать цивилизованно. Тогда я подошел к водителю автобуса, описал ситуацию, он сказал: ничего страшного, здесь за дверью внутри терминала ждет работник аэропорта, он поможет. Я захожу в терминал. Работник оказался работницей. Она отправила меня еще дальше в глубь терминала описав цель как Камера Хранения Невостребованного Багажа. Здесь можно было бы закончить рассказ. Но тогда я надеялся на благополучный финал и мчался на встречу продолжению развития событий. Времени до трансферного рейса мало. Мне казалось я все должен успеть. Вот она нужная дверь. Внутри металлические стеллажи со всякой ерундой. Желтый свет. Без окон. Девушка на стуле не обращает на меня внимания. «Здравствуйте, тут такая история..». «ВЫЗНАЕТЕ, ЕЕ СКОРЕЕ ВСЕГО УЖЕ УКРАЛИ», ответила она мне.

«К СОЖАЛЕНИЮ ЛЮДИ ПОПАДАЮТСЯ РАЗНЫЕ, ВСЯКИЕ.» Выражение моего лица отражало мое состояние: «абалдел». Во дворах страны употребляют другое, более подходящее к случаю слово.. Перезагружаю свой речевой аппарат. Объясняю, что из самолета выходил практически последний, скорее всего книга еще лежит в кармане кресла. Прошу связаться с экипажем, может бортпроводники нашли или команда уборщиков. В ответ мне дают номер телефона Камеры Хранения Невостребованного Багажа и номер претензионного отдела. «ЗВОНИТИ». Черт возьми, как же так?? Наденьте пенсне, я с удовольствием по нему тресну. Вместо этой брани я снова попросил куда-нибудь позвонить и что-нибудь сделать.. «Что-нибудь» сделано не было.
Потом в течении нескольких дней я все-еще звонил по этим номерам. Претензионный отдел не ответил вообще ни разу. О книге можно забыть. И мне очень жаль. Не так жалко читалку, сколько обидно за то, что попал в дурацкую историю и познакомился лично и не лично с такими отвратительными людьми. Я говорю это Вам, «девушка на стуле»! И тебе, засранец, который нашел и не вернул мою читалку! Ты можешь ее продать и купить себе Ле Биг-Мак. Но лучше включи, и прочитай оставленную открытой книгу Германа Гессе «Игра в бисер», может поймешь, какой ты жалкий засранец.

Посвящается работникам аэропорта Шереметьево и Камере Хранения Невостребованного Багажа аэропорта Шереметьево в которую (по моему мнению) не попадает ничего кроме старых зонтов и треснувших пенсне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Рубрики

Популярные новости